пятница, 4 декабря 2020 г.
Как “открытые” списки стали закрытыми

Как “открытые” списки стали закрытыми

Леонид Антоненко

Депутат Киевсовета VIII созыва

Новая избирательная система, по которой прошли местные выборы, для многих так и осталась неразрешимым ребусом. При этом почти две трети депутатов нового созыва Киевсовета избраны благодаря их месту в партийных списках, определенному партиями, а не избирателями. 

Депутатами Киевсовета стали кандидаты, имевшие практически нулевую поддержку избирателей. Например, двое из 12 депутатов, избранных от партии “Единство Александра Омельченко”, получили 15 и 38 голосов избирателей, соответственно. В то же самое время не стали депутатами шесть кандидатов, получивших более 2 тыс. голосов каждый. Четверо из них представляют преодолевшие пятипроцентный барьер “УДАР” и ВО “Батькивщина”, и по одному кандидату от партий-аутсайдеров – ВО “Свобода” и “Победа Пальчевского”.

Подписывайтесь на новости “КиевVласть”
 

В целом 45 избранных на минувших выборах депутатов Киевсовета, то есть больше трети от их общего числа, каждый получили меньше 1195 голосов избирателей, то есть меньше четверти так называемой избирательной квоты. При этом 30 кандидатов не стали депутатами, хотя каждый из них получил более высокий уровень поддержки избирателей, преодолев этот условный порог в 1195 голосов. Только 10 из них не стали депутатами, потому что были членами проигравших выборы партий. Остальные 20 имели членство партий-победительниц, но все равно не получили мандатов. 

Чем объясняются эти парадоксы?

Подписывайтесь на новости “КиевVласть” в Телеграм

Особенностью выборов этой осени должны были стать так называемые “открытые списки”. Эта система позиционировалась как более репрезентативная и справедливая, чем предыдущая, ведь конкретного депутата из списка должны выбрать избиратели, а не партийные боссы. 

Тот самый случай, когда действие общего принципа практически сводится на нет деталями его реализации на практике. 

Как выяснилось, лишь 28 кандидатов, то есть немногим более четверти от их общего числа, смогли получить депутатские мандаты не благодаря их месту в том или ином списке, а благодаря их личной популярности среди избирателей. Эти кандидаты не занимали самых верхних строчек окружных списков, или располагались ниже в списках, чем их коллеги, не ставшие депутатами. Но избиратели выделили именно их, невзирая на их место в списке.

Назову некоторые самые успешные истории. Евгений Кузьменко от “Слуги народа” имел десятый, самый последний, номер на своем округе на Оболони, но все равно стал депутатом, набрав 1660 голосов избирателей. Александр Супрун из “Европейской солидарности” получил 2253 голоса, занимая 9 место в округе Дарницкого района. Олег Костюшко прошел от “УДАРа” с 7 места в округе Соломенского района. Александр Гончаров от “УДАРа”, Андрей Задерейко, уже экс-секретарь Киевсовета Владимир Прокопив и Ярина Арьева от “ЕС” стали депутатами, занимая шестые места в своих округах.

33 кандидата стали депутатами возможно благодаря тому, что партии поместили этих кандидатов на первые места в региональных округах. Зафиксированы лишь два исключения из этого правила: двое моих коллег по комиссии собственности (невезучая комиссия?) – Максим Конобас и Ярослав Диденко – хотя имели первые номера в своих округах в Деснянском и Печерском районах, но не получили мандатов по причине того, что их коллеги по партии, которых партия расположила ниже в окружном списке, смогли заручиться более высокой поддержкой избирателей. 

Еще 45 кандидатов, как уже отмечено выше, стали депутатами исключительно благодаря их “проходному” месту в общегородском (41 мандат) либо в окружном (4 мандата) списках, хотя ни один из них не преодолел четвертой части избирательной квоты.

Наконец, семеро человек стали депутатами, потому что были первыми номерами своих партийных списков и им не приходилось сражаться за голоса избирателей ни на одном из округов. 

Стало быть 85 (7+45+33) из 120 кандидатов получили мандаты благодаря своему месту в общегородском или окружном списках. В случае с окружными списками мы можем говорить лишь о вероятностном выводе и, возможно, на первые места в окружных списках партии выдвигали и без того популярных кандидатов. Но эта оговорка все равно не влияет на общее ощущение разочарования от новой избирательной системы. 

В чем же подвох?

1. Квота и ее сюрпризы.

На этих выборах в столице 10 кандидатов от партий-победительниц не смогли стать депутатами, хотя получили более 1195 голосов в своих округах. В их число входят, например, Владимир Бондаренко и Татьяна Мелихова -  многолетние лидеры киевской фракции “Батькивщины”. 

Объяснение в том, что закон рассматривает выборы на округах как командную работу всех кандидатов этого округа. Если все они в совокупности не собрали на округе количество голосов, превышающее так называемую избирательную квоту, ни один из них не получал мандата, даже если кто-то один из этой группы кандидатов показал очень хороший индивидуальный результат. Например, двое других кандидатов от “Батькивщины” – Николай Негрич от Соломенского и Юрий Дидовец от Подольского районов столицы – каждый получили больше двух тысяч голосов и вошли в топ-50 самых популярных кандидатов на столичных выборах. В своих округах эти кандидаты на голову опережали других кандидатов от своей партии. Но проблемой для этих кандидатов стало то, что остальные кандидаты “Батькивщины” в этих округах каждый в отдельности показали очень слабые результаты. 

На этих выборах округ получал право делегировать в раду хотя бы одного депутата от партии, преодолевшей 5-процентный барьер, если избиратели отдавали за всех кандидатов партии-победительницы, баллотирующихся на этом округе, не менее 4779 голосов. Именно это количество голосов составляло так называемую избирательную квоту.

Если квота преодолена, депутатом автоматически становился тот кандидат, кого партия разместила на первом месте в окружном списке. Об исключениях из этого правила на киевских выборах говорилось выше. Как работают эти исключения?

Первое место в региональном списке мог опередить кандидат, расположенный ниже по списку. Для этого требовалось, чтобы выполнялись два условия одновременно.

Во-первых, за такого кандидата должны проголосовать избиратели, число которых превышало четверть избирательной квоты, то есть 1195 голосов. Во-вторых, голосов, отданных за кандидата, расположенного партией на втором или последующем местах в окружном списке, должно было быть больше, чем голосов, отданных за первое (или вышестоящее) место в списке.

Кроме упоминавшихся уже двоих действующих депутатов, уступили свои места более популярным кандидатам, расположенным ниже по списку, еще 8 кандидатов, включая одного заместителя главы КГГА и еще троих действующих депутатов.

2. Округа и их сюрпризы. 

Вполне очевидно, что партия тем легче может преодолеть избирательную квоту в том или ином округе, чем больше избирателей зарегистрированы в таком округе. 10% популярности на округе с числом избирателей в 90 тыс. голосов не приносят партии ни одной избирательной квоты при 50-процентной явке. И поэтому даже очень популярный депутат, принесший для своей партии более 2 или даже 3 тыс. голосов на таком маленьком округе, не становится депутатом. Тот же процент популярности партии в округе с числом зарегистрированных избирателей в 290 тыс. приносит целых три квоты при том же уровне явки и позволяет провести троих депутатов, даже с небольшим индивидуальным уровнем поддержки каждого из них. 

Чтобы предотвратить эти перекосы, избирательные округа следовало нарезать таким образом, чтобы в каждом из них было приблизительно равное количество избирателей. В Киеве подробили Деснянский, Днепровский и Святошинский районы. В каждом из образовавшихся таким образом шести округов число избирателей в среднем составляло 130 тыс. Дарницкий (290 тыс. избирателей), Соломенский( 236 тыс.) и Оболонский  (217 тыс.) районы решили не дробить. А Печерский (90 тыс.) укрупнить не позволял закон. 

Поэтому не стоит удивляться, что от Дарницкого района все партии-победительницы смогли провести по крайней мере по одному депутату. В Оболонском это удалось всем, кроме “Голоса”, а в Соломенском – всем, кроме “Голоса” и “Батькивщины”. В Печерском и разукрупненных районах депутатов смогли провести лишь две самые популярные партии – “ЕС” и “УДАР, причем в половине из этих округов – лишь по одному депутату. 

Включить кандидатов в списки от любого из этих “маленьких” или “раздробленных” округов означало заведомо обречь практически всех их на неудачу. Напротив, кандидаты, в избрании которых партии были особо заинтересованы, регистрировались первыми номерами в округах-монстрах, и это почти гарантировало им успех. 

3. Сюрпризы общегородских списков.

Что же происходило с голосами, которые избиратели отдавали за партии-победительницы, если те не преодолевали квоту в округах? Или набирали число голосов, остающихся в “избытке” после преодоления квоты? Такие голоса передавались “партийной бюрократии” – то есть кандидатам, занимавшим верхние строчки общегородских списков партии. 

На минувших выборах в столице 55 из 120 мандатов были распределены именно по общегородским спискам, при этом 45 из 55 депутатов в этих списках не получили даже четверти избирательной квоты.

Если бы эти 55 мандатов распределялись среди тех депутатов, кто преодолел четверть квоты, лишь 10 депутатов из “общегородского” списка сохранили бы свои мандаты. Остальным пришлось бы их уступить своим более популярным среди избирателей коллегам.

Как видим, два небольших на первый взгляд нюанса – нарезка округов и принцип перераспределения недостающих до избирательной квоты голосов – “закрыли” открытые списки. Поэтому  на киевских выборах 2020 года 85 депутатов, то есть почти две трети от их общего числа, избраны благодаря решению партийной бюрократии, а не воле избирателей. 

Из позитивных сторон новой системы отметим усилившийся внутренний контроль за манипуляциями со стороны кандидатов от одной и той же партии, конкурирующих между собой за лидерство на округе. Никогда ранее не доводилось слышать разоблачения в махинациях от членов одной и той же партии. В ходе этой избирательной кампании таких разоблачений было немало. Это безусловно пойдет на пользу справедливому волеизъявлению граждан на будущих выборах, если система, основанная на внутрипартийной конкуренции, снова не будет заменена на новую. 

Читайте: Избирательный кодекс Порошенко-Зеленского: цементирование старых элит

Леонид Антоненко, депутат Киевсовета VIII созыва

При подготовке статьи автор использовал аналитические материалы Сергея Пасюты

КиевVласть

Теги: киевсовет, местные выборы 2020, избирательный кодекс, результаты местных выборов в киеве

пятница, 4 декабря 2020 г.
14:23
Хроники коронавируса в Украине: обновляется
20:45
Субботние ярмарки 5 ноября пройдут во всех десяти районах Киева (адреса)
20:23
Соревнования для профессиональных сноубордистов и лыжников пройдут в Киеве в декабре
20:04
На Белоцерковщине в Киевской области в водохранилище выпустили более 9 тонн рыбы (фото, видео)
19:44
На выходных ярмарки изменят маршрут движения столичных автобусов и троллейбуса (схемы)
19:25
Накануне Дня Вооруженных сил Кличко вручил 24 ордера на новые квартиры киевлянами-участниками АТО
19:06
Коронавирусом переболели более 1200 сотрудников полиции Киева
18:43
Столичная власть отчиталась о завершении первой очереди реконструкции Киевского зоопарка
18:23
Киевская школа привезла продукты для животных в приюте в Пирогово
18:10
Вони пройшли: список депутатів Тетіївської міської ради на місцевих виборах 2020
18:01
НАБУ провело обыски в структурах экс-премьера Гройсмана в рамках дела о взятках компании “Укрбуд”, - журналист
17:49
“Восемь тысяч Зеленского”: Рада приняла законы в поддержку пострадавшего от карантина бизнеса
17:41
С начала года застройщики получили от ГАСИ 97% отказов в выдаче документов, - “Интергал-Буд”
17:21
На всіх зупинках громадського транспорту мають стояти захисні конструкції, – нардеп Пушкаренко
17:15
Edelburg Development обнародовал динамику строительства ЖК Wellspring
17:01
Сформирован новый состав комиссии по анализу финансово-хозяйственной деятельности КП “Автотранспортное предприятие”
Календарь событий