среда, 28 июля 2021 г.
Заметки телезрителя. Еще раз о пропавших детях и полицейской статистике (видео)

Заметки телезрителя. Еще раз о пропавших детях и полицейской статистике (видео)

Константин Гродзинский

Журналист КиевVласти

В феврале с.г. в одном из еженедельных хит-парадов KV, который мы  составляем на основании количества просмотров сюжетов на Youtube-канале КиевVласть на первом месте оказался сюжет телеканала “Фастов ТВ”, в котором речь шла о попытках похищения детей в этом городе. В колонке, посвященной этому случаю я приводил полицейскую статистику из открытого доступа касательно пропавших в Украине детей  за 2018 год. В официальных цифрах были явные нестыковки и, чтобы внести ясность, я направил в Нацполицию информационный запрос. Хочется поделиться с читателем данными из ответа Нацполиции и некоторыми мыслями, на которые наводят приведенные цифры.

Что было в Фастове

В феврале на телеканале “Фастов ТВ” вышел сюжет о попытках похищения детей. Этот сюжет возглавил еженедельный, а затем и февральский хит-парад. На нашем Youtube-канале он набрал уже более 9 тыс. просмотров. Для сравнения за весь 2018-й лидер годового хит-парада - сюжет о “домике” тогдашнего президента Украины Петра Порошенко в поселке Козин (Обуховский р-н, Киевская обл.) - набрал 7617 просмотров.

Сюжет из Фастова это рассказ мамы (на фото) о том, как двое неизвестных пытались заманить в свою машину ее сына, стоявшего на остановке. По словам журналистов “Фастов ТВ”, такие ситуации якобы произошли в трех местах районного центра, что-то подобное случалось в Белой Церкви и Василькове.


Через несколько дней местная полиция дала комментарий, сообщив, что “в Фастовское отделение полиции не поступало ни одного заявления от местных жителей”, соответственно информация, “распространяемая в Интернете по поводу похищения несовершеннолетних детей, не подтверждается”.


Это заявление вызвало ожидаемую реакцию в соцсетях, мол, заявлений нет - проблемы нет, а то, что по городу ездит машина, в которую “двое отморозков пытаются заманить детей” для полиции не повод для тревоги.

Именно данный случай и спровоцировал у вашего автора интерес к полицейской статистике, то есть какова ситуация в этой области и как вообще ведется учет пропавших детей в нашей стране, простите, кто сочтет бюрократической или кощунственной последнюю фразу.

Нюансы полицейской статистики

Если взглянуть на информацию, предоставленную Нацполицией, сразу бросается в глаза, что прямой ответ на заданные вопросы содержится в ответах на первый и второй вопросы, а именно: сколько заявлений о пропавших несовершеннолетних было “зарегистрировано” в Нацполиции с 2013 по 2018, а также, сколько из пропавших детей было найдено в течение суток.

Ответ на вопросы сколько несовершеннолетних объявлено в государственный розыск в 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013 году, сколько несовершеннолетних найдено по линии государственного розыска и сколько несовершеннолетних не найдено по линии государственного розыска в тот же период мы не получили, хотя вопрос формулировался вполне четко.

Зато в табличке есть третий пункт, сообщающий сколько “осталось детей в розыске на конец отчетного периода”. Смотрим статистику за 2013 год. Заявлений о пропавших детях - 5212, в первые сутки были “установлены” - 5212, при этом “осталось детей в розыске на конец отчетного периода” 34.  Позвольте, но если нашли ровно столько, сколько было заявлений, то откуда в розыске эти 34 ребенка? Возможно, речь идет о детях, которые пропали ранее 2013 года, но тогда теряется смысл информационного запроса, ибо требовалось выяснить, сколько ежегодно пропадает детей, сколько подают в розыск, и сколько из них реально находят. Например, в 2014 году заявлений было 4504, за сутки найдено – 3717. То есть разница - 787 несовершеннолетних, не установленных в первые сутки, а по итогам года в розыске осталось 49. Похожая картина по каждому году. В результате установить, сколько детей полиция нашла, а сколько не нашла, не представляется возможным. Вероятно, нужно писать новый запрос и иначе формулировать вопросы.

И все же некоторые выводы можно сделать владея и той “статистической информацией, которая учитывается в Национальной полиции Украины”. Обратите внимание, что в 2014 году, когда началась российско-украинская война, и в стране появилось около полутора миллиона беженцев, количество заявлений граждан о пропавших детях не только не увеличилось, но и уменьшилось, а именно 4504 против 5212 в “благополучном” 2013 году.

Очевиден и факт, что за 5 лет с 2013 года, когда было 5212 заявлений о пропавших детях, к 2018-му их количество возросло до 11305, то есть более чем вдвое. Примечательно, что в 2017-м заявлений о пропавших детях было 8124, в 2016 – 5928, при том, что количество заявлений в 2014 и 2015-м колебалось у отметки 4500. Откуда появился рост заявлений о пропаже детей с 2016-го по 2018-й?

Когда я смотрел это место в статистике, вспомнил рассказ одного ветерана МВД о том, как в старые времена перед приходом в область нового милицейского начальника начинали усиленно фиксировать преступления и правонарушения, а после прихода просто саботировали прием заявлений. В результате благодаря статистике создавалась иллюзия снижения преступности при новом руководстве. Напомним, 2014 и 2015 годы это начало реформы полиции в Украине и, возможно, благодаря ей в 2016 году изменился подход к фиксации заявлений о пропавших детях. Но это только предположение автора, ибо экономических или социально-политических обоснований увеличения заявлений о пропаже детей в этот период я не нахожу.

И еще один нюанс. Зависимости от количества поступивших в течение года заявлений о пропаже детей  и количеством детей “оставшихся в розыске” не существует. Например, в 2016-м было зафиксировано наибольшее количество детей оставшихся в розыске – 81, при этом всего заявлений – 5928, а в первые сутки обнаружено 4719. В 2018-м было 11305 заявлений, в первые сутки найдено 10071, а осталось в розыске 55. То есть при меньшем количестве заявлений о пропавших детях зафиксировано большее количество детей не найденных и наоборот. Почему так происходит? А это уже тема для отдельной колонки.

(продолжение следует)  

Читайте: Заметки телезрителя. О похищениях детей и странной полицейской статистике

Константин Гродзинский, журналист

Фото: скриншот видео

КиевVласть

Теги: новости киева, новости киевской области, статистика, нацполиция, фастов, розыск, хит-парад, видеоновости, пропавшие дети

среда, 28 июля 2021 г.
12:47
Чернобыльскую зону закрыли на въезд из-за сообщения о минировании
12:26
В столице четверть потребителей не платят за отопление и горячую воду
12:01
Патрульные, остановившие в Киеве автомобиль “слуги народа”, получили выговоры
11:45
COVID-19 діагностували в 17 жителя Київщини
11:23
Зеленский назначил нового главнокомандующего ВСУ
11:03
В ГФС заявили о разоблачении чиновников “Укрзализныци” на хищении 33 млн гривен госсредств
10:45
В столичной Александровской больнице скончался пациент со штаммом “Дельта”
10:23
Киевлян приглашают провериться на гепатит С в рамках Всемирного дня борьбы с вирусными гепатитами
10:04
Курс валют в Киеве: 28 июля 2021 года
09:45
Гибель уток и рыбы в Голосеевском парке могла вызвать повышенная концентрация ртути
09:23
В Украине за сутки вакцинировали против COVID-19 почти 150 тысяч человек
09:01
В центре Киева сегодня снова ограничат движение из-за празднования Крещения Руси (схема)
07:15
Сегодня, 28 июля, ярмарки пройдут в четырех районах Киева (адреса)
07:00
Погода в Киеве и Киевской области: 28 июля 2021 года
вторник, 27 июля 2021 г.
20:45
Планові відключення електроенергії в Київській області 28 липня 2021 року (повний список населених пунктів)
20:23
“Киевводоканал” рассказал, почему вода из-под крана лучше бутилированной
Календарь событий